Любой кризис – это перераспределение игроков

Любой кризис – это перераспределение игроков

Как живут алтайские туристические компании в период пандемии, рассказывает Александр Смирнов, директор туристической фирмы «Плот».

– Александр Борисович, как ваша компания и туристическая отрасль в целом пережили более чем два месяца самоизоляции?

– Рынок туристических агентств и туроператоров наиболее пострадал от пандемии. Продажи полностью встали, продавать нечего, может быть, за исключением страховок. Мы на 99 % лишились каких бы то ни было финансовых поступлений. За три месяца у нас была единственная продажа – страховка за 457 рублей, это, по сути, ничто. А ежемесячные расходы, в том числе заработная плата, действующие кредиты и прочее, – сумма существенная. Ведь только за автолизинг мы выплачивали 60 тысяч рублей ежемесячно. У нас была небольшая подушка безопасности, которая очень помогла.

Я знаю коллег по отрасли, которые продали много туров, у которых есть кредиты и незавершенные стройки… И в один момент все обрушилось: банки требуют проценты, туристы – возвратов, а стройка – завершения. Они оказались один на один с суровой действительностью.

– Были ли еще какие-то сложности, которые обусловлены спецификой туристической отрасли?

По прогнозам специалистов, половина агентского рынка туристических услуг может уйти после кризиса.

– Кроме отсутствия внешних финансовых поступлений, нам нужно было решать все вопросы с туристами, чьи туры и поездки отменились, и они требовали возврата денежных средств. Мы и другие агентства были вынуждены из лояльности к клиентам возвращать то, что заработали, – комиссионное вознаграждение, хотя по закону имеем право этого не делать. Немного облегчало ситуацию то, что большинство туристов переносили свои поездки на более поздний срок: кто на конец августа, кто на сентябрь, а кто-то и на следующий год. Я считаю, что это самый правильный вариант для всех. Если бы клиенты массово стали требовать возврата денег через суд, это бы просто разорило большую часть и турагентств, и туроператоров.

Сейчас все это позади. Пришлось потратить очень много сил и энергии, было тяжело и экономически, и психологически. Нужно было и успокаивать туристов, предлагать им иные варианты, и связываться с туроператорами.

– Воспользовались ли вы мерами поддержки от государства?

– Помощь от государства была оказана небольшая, но все же это определенное подспорье. Мы уже два месяца получаем субсидии по 12130 руб. на сотрудника. Также мы оформили кредит по ставке 2 % годовых с возможностью полной компенсации со стороны государства при соблюдении определенных условий. Это сильно помогло нам, потому что поступлений нет, а зарплату сотрудникам платить нужно.

Благодаря госсподдержке мы полностью сохранили свой штат, не снизив при этом заработную плату сотрудникам.

– Как сейчас обстоят дела в туристической отрасли?

– Можно сказать, что уже виден свет в конце туннеля. В туризме лето год кормит. Надеемся, что остаток лета – два месяца – и, если будет, теплый сентябрь, дадут возможность компенсировать потери. У нас создается запас для того, чтобы безбедно просуществовать в зимний период. Хотя у нас есть и зимние туры, но спрос на них не так велик, поэтому зимние месяцы, как правило, убыточны.

– Поедут ли туристы на Алтай?

– Есть определенная категория людей, которая не может жить без путешествий. Если им закрыли границы или нет финансовой возможности отправиться за рубеж, то они переключаются на внутренний туризм.

Алтай набирает популярность из года в год: работает «сарафанное радио», проводятся выставки, в том числе и международные, где наш регион регулярно представлен. Несмотря на некоторые локальные проблемы, как, например, низкий уровень сервиса на некоторых туристических комплексах и высокие цены, уникальные особенности природы берут свое, и к нам едут туристы.

Пока мы не наблюдаем ажиотажного спроса. Заявки поступают, но не лавинообразно. На мой взгляд, так происходит, потому что, во-первых, до сих пор еще есть неопределенность. Не ясно, когда точно будут сняты ограничения по бронированию, какие дальнейшие меры по борьбе с распространением коронавирусной инфекции последуют. Во-вторых, изменилось финансовое положение людей: многие существенно поиздержались, а туризм не первостепенная статья расходов человека.

– А если говорить о зарубежном направлении. Какие здесь перспективы?

– На данный момент звонков по бронированию зарубежных поездок очень мало. Хотя наши коллеги из Казахстана уже возобновили чартерные программы в Турцию. Арабские Эмираты открывают свои границы для отдыха с 7 июля. Некоторые европейские страны готовы принимать туристов из России. В большинстве стран Евросоюза все налаживается, открываются рестораны, кафе, все оживает. Об этом сообщают наши знакомые, которые живут в настоящее время в странах Шенгенской зоны.

По прогнозам специалистов, с 1 августа планируется возобновление чартерных программ по всем основным и популярным направлениям, это решается на уровне Ростуризма и Правительства. Турагентства Барнаула, а это около 160 фирм, ждут этого события с огромным нетерпением. Все понимают, что в туристической отрасли в России задействовано очень много людей: более 7 миллионов человек в пик сезона, и оставить их без заработка было бы не лучшим решением.

1 августа – оптимистичный прогноз по дате начала работы зарубежных программ летнего сезона.

– Почему зарубежный сегмент так важен для туристического рынка?

– Если туроператоры по внутреннему туризму за счет своих программ хотя бы как-то могут выйти из положения в летний сезон, то большинство турагентств работают, в основном, в сфере выездного зарубежного туризма. Усугубляет ситуацию и растущий фон недоверия к агентскому рынку со стороны потребителей туруслуг. Данная тенденция обусловлена несколькими факторами. Это и негативный шлейф, идущий от недобросовестных турагентств, которые обманывали своих заказчиков. Это и изменение политики дистрибуции со стороны туркомплексов: стремление продавать места посредством агрегаторов, например, «Booking’а», и поощрять туристов совершать покупки через веб-сайты самих отелей. Поэтому доля продаж турагентств резко упала за последние пару лет, хотя цена гостиничных услуг для потребителей совершенно одинакова. Еще месяц простоя может быть критическим.

– Александр Борисович, сейчас принято говорить об эффектах самоизоляции и удаленного взаимодействия, изменивших облик некоторых отраслей. Изменится ли туризм или мы вернемся к туризму в привычном виде, каким он был до этого?

– На мой взгляд, суть туризма не изменится. Но очевидно, что случится передел туристического рынка – количество туроператоров станет меньше. Сильнее всего пострадают нишевые операторы, у которых нет своих средств размещения, авиапарка, автобусов, финансовой подушки безопасности. На данный момент я знаю несколько фирм, в том числе и барнаульских, владельцы которых приняли решение прекратить работу.

С другой стороны, операторы федерального уровня пострадают не так сильно. Они уже несколько лет назад начали готовиться к глобальным переменам, которые неизбежно должны были произойти и происходят в туризме, изучали мировой опыт, современные тенденции, изменение спроса. Они давно уже вкладывают деньги в инфраструктуру: в собственные гостиницы, в наземный и воздушный транспорт. За счет многопрофильности они становятся более «плавучими». Кроме того, им проще получать помощь от государства.

Что касается технологических новаций, например, усовершенствование аудиогидов и их более широкое внедрение в экскурсионные услуги, то они не смогут в полной мере заменить живое общение, яркие впечатления не только от культуры, архитектуры, природы страны, но и от интересного, харизматичного человека. Именно в этом и заключается специфика туристической отрасли. И гид играет здесь очень важную роль. Например, мои впечатления от поездки в Рим сложились именно благодаря общению с профессионалом, который знает каждый закоулок этого древнего города, умеет красиво, душевно, ярко преподнести информацию. Никакое умное устройство и даже роботы не смогут этого сделать.

– Александр Борисович! Большое спасибо за интервью! Успехов Вам и Вашему бизнесу!

Материал подготовил Артём Шмаков, доцент кафедры психологии и социологии управления, к. фил. н.

Хочу здесь учиться!
Внимание! Информация была изменена.